Меню

Смерть стережет солдата всюду

2 февраля 2011 в 13:00
Эта история – о нашем земляке Василии Александровиче ИВАНОВЕ, погибшем в 1943-м. Она наполнена трагизмом, светлой скорбью и слезами близких. А еще, как в любой истории, связанной с войной, в ней есть неразгаданная тайна…   Семья Ивановых Александр Михайлович и Надежда Филипповна Ивановы приехали из соседнего района в Егорьевский примерно в 1934 году. Поселились в д. Бреховская дача. Глава семьи работал на лесозаводе. У Ивановых была дочь (она погибла в юном возрасте) и четыре сына – Василий, Анатолий, Михаил и Леонид. Жили в доме барачного типа, ладили с соседями, разводили пчел… Старший сын Василий окончил в Егорьевске школу № 16 (там сейчас музпедколледж). Увлекался авиацией, учился на пилотских курсах. Была у него любимая девушка Фаина, жившая по соседству. «Красивая пара!» – говорили о них родные. И радовались, видя чистую и светлую любовь молодых людей, мечтавших о свадьбе. В армию Василия призвали 12 августа 1941 года. А в начале 1943-го в семью пришла «похоронка». Безмерно было горе близких! Очень долго не выходила замуж девушка Фаина, которая на всю жизнь сохранила теплые отношения с родителями бывшего жениха… Боевые товарищи Василия с оказией переслали родителям личные вещи их сына – комбинезон, летные рукавицы-краги, шлем и очки. Завернутые в белую простыню, они много лет лежали в комнате на шкафу и считались в семье «неприкосновенными». В 1945 году по просьбе родителей кто-то нарисовал с маленькой фотокарточки карандашный портрет Василия. Бабушка Надежда Филипповна часто рассказывала внукам Марии, Николаю и Ольге (детям другого сына – Михаила) о «дяде Васе», о его гибели на войне. В семье по-настоящему гордились Василием, чтили его память. Пришло время, старшие Ивановы умерли, младшие переехали из Бреховской дачи. В Егорьевске сейчас живут Мария Михайловна Солдатова и Ольга Михайловна Ряжнова (в девичестве – Ивановы) и их брат Николай Михайлович. Они продолжают хранить память о «дяде Васе», рассказывают о нем своим детям и внукам. Удалось сберечь и карандашный портрет Василия, сделанный в 1945-м. В посвященном Егорьевскому району шестом томе Книги памяти Московской области на стр. 178 увековечен красноармеец Иванов Василий Александрович, 1922 года рождения, умерший от ран 24 января 1943 года и похороненный в пос. Сазоново Устюженского района Вологодской области.   …и ожили страницы истории К 65-летию Победы власти пос. Сазоново Чагодощенского района Вологодской области решили обновить памятник на месте захоронения семи военных летчиков. Ранее там стояла скромная «пирамидка» с фамилиями погибших. Чтобы сделать достойный обелиск, понадобились фотографии. В фондах военного архива имелись снимки лишь четверых летчиков-офицеров, а в личных делах трех сержантов (в том числе В. А. Иванова, призванного в подмосковном Егорьевском районе и погибшего 24 января 1943 года), фотографий не оказалось. Тогда были разосланы запросы руководителям соответствующих регионов, в том числе губернатору Московской области Б. В. Громову. Информацию, естественно, направили в наш район. И начались поиски, ведь на тот момент еще не было известно, какие родственники остались у Василия Александровича и где они живут. За дело взялись комитет по делам спорта и молодежи и его руководитель Е. Н. Новоселова. Им помогали сотрудники военкомата, в частности, Г. С. Захарян, и начальник паспортного стола М. А. Черемисин. В Интернете на сайте memorial.ru удалось найти личную карточку В. А. Иванова. Там были записаны его звание, место службы, должность и другие сведения. Указывалась и причина смерти: «Погиб при аварии самолета», которая произошла близ с. Белые Кресты. Поиски собственно в Егорьевске тоже увенчались успехом. Сначала была найдена Валентина Ивановна Грошева, жившая в свое время на Бреховской даче по соседству с Ивановыми и не утратившая с ними связь. А от нее уже «потянулась ниточка» к племянникам Василия Александровича. Теперь фотокопия с портрета В. А. Иванова, нарисованного в 1945 году и сохраненного родственниками, будет помещена на памятник в пос. Сазоново. Однако выполнением формальных, хотя и очень важных действий эта история не закончилась. Племянники В. А. Иванова собрались вместе и к ним в гости пришли Е. Н. Новоселова, председатель районного совета ветеранов Н. И. Журавлев, заместитель председателя местной организации «Боевое братство» С. М. Сывороткин, представитель Егорьевска в подмосковном молодежном парламенте С. М. Евстигнеев, журналисты различных СМИ. Сёстры и их брат делились воспоминаниями о семье, рассказывали о своем «дяде Васе» (всё это мы и поместили в первую главу нашего повествования), благодарили людей, сохраняющих памяти о погибших воинах. В тот момент действительно ожили страницы истории, и у женщин на глазах были слёзы…   Уточнения и предположения Теперь есть возможность уточнить сведения, содержащиеся в Книге памяти. Нам стали известны звание и место службы В. А. Иванова. А путаница в названии района вызвана, видимо, простым недоразумением: до войны Чагодощенский район был образован на части территории Устюженского. Остаются неясными причины и обстоятельства смерти Василия Александровича. В Книге памяти написано, что он «умер от ран», а в личной карточке – «погиб при аварии самолета». Проведя небольшой поиск, мы можем сделать некоторые предположения. Судя по личной карточке, служил В. А. Иванов в 7-й эскадрилье 61-й авиабригады. О последней в Интернете есть подробные сведения. Входила она в состав авиации Балтийского флота, выполняла задачи прикрытия и обороны Прибалтики и кораблей на переходах. Участвовала в операции «Искра» с 12 по 30 января 1943-го, в ходе которой был осуществлен прорыв блокадного кольца (окончательно блокаду сняли год спустя). Тут уместно обратить внимание на дату гибели В. А. Иванова – 24 января 1943 года… Однако есть нестыковки. Самолеты 61-й авиабригады базировались на аэродромах близ Ленинграда, то есть внутри блокадного кольца, и на Вологодчине вряд ли могли оказаться. Да и седьмой эскадрильи, судя по документам, в составе бригады не было. Наиболее значимую помощь в поиске нам оказали все-таки живые люди, а не Интернет. Первым делом мы обратились к коллегам из газеты «Искра» Чагодощенского района. Редактор Т. А. Симанова сказала, что во время войны в Сазонове базировались военные самолеты, а недавно в местном озере нашли останки погибшего летчика. Татьяна Александровна также сообщила телефоны краеведческого музея и администрации пос. Сазоново. Интересные сведения дала методист музея Е. Н. Сергеева. Оказывается, в 1941 году в Чагодощенский район из-под Ленинграда перевели возглавляемую майором Чемодановым 11-ю авиабазу Балтийского флота. Она располагалась близ д. Пильно (это место в народе до сих пор зовут «аэродромом») и в ее состав входило несколько эскадрилий, в том числе седьмая. На базе осуществлялась подготовка экипажей бомбардировщиков, которые сбрасывали учебные бомбы в болота за деревнями Марьино и Березино. Что касается могилы погибших летчиков, то она, по словам Екатерины Николаевны, находится в хорошем состоянии, за ней ухаживают учащиеся местного ПТУ-58. Дополнительную информацию предоставил глава пос. Сазоново Д. А. Папиросов. Как утверждает Дмитрий Анатольевич, на аэродроме во время войны базировались дальние бомбардировщики. Упомянутый выше майор Чемоданов участвовал в первом авианалёте на Берлин в 1941 году. Располагались в Чагодощенском районе и самолеты фронтовой авиации, бомбившие позиции фашистов на южном берегу Ладожского озера. Кроме того, на аэродроме действительно проходили обучение или переподготовку экипажи бомбардировщиков. В пос. Сазоново под одним памятником похоронены 7 летчиков, погибших в разное время по разным причинам Из всего этого можно сделать следующее предположение. Наш земляк прибыл на Вологодчину для обучения. К началу 1943 года он был уже опытным пилотом, участвовавшим в составе 61-й авиабригады во многих тяжелых боях. Поэтому, скорее всего, В. А. Иванов проходил переподготовку на какой-то новый тип самолета. Возможно, на фронтовой бомбардировщик ТУ-2, который стал поступать в войска в 1942 году. Освоение таких машин доверяли только самым лучшим летчикам. Но и они не застрахованы от катастроф… Если наши предположения верны, то между записями в Книге памяти («умер от ран») и в личной карточке («погиб при аварии самолета») нет противоречий. Ведь члены разбившегося экипажа некоторое время могли быть живы и только потом скончались. Сергей КИСЕЛЕВ, «Знамя Труда»