Меню

В начале декабря участница Великой Отечественной войны, жительница микрорайона Белая Дача Екатерина Васильевна Шахова отметила свой девяностолетний юбилей

13 декабря 2012 в 13:00

 Каждый раз, когда общаешься с людьми старшего поколения, поражает их выносливость, жизнелюбие и железный характер. Наверное, свою роль сыграла та страшная война, через которую они прошли и сумели выжить. А потом восстановление страны из разрухи, тяжелая работа сутки напролет, перестроечные девяностые… Все эти испытания выпали на долю и Екатерины Васильевны, но не сломили ее. Она до сих пор помнит все события сороковых вплоть до дня и часа, и не будет преувеличением сказать, что такая память – просто феноменальна для её лет. Не меньше удивило и то, что при минусовой температуре на улице у Екатерины Васильевны настежь распахнуто окно. Объяснила она это просто: «в квартире слишком душно, голова начинает болеть, а я люблю свежий воздух». Когда же представители нынешнего поколения решают открыть форточку в квартире, вся семья умудряется простудиться…
 
Екатерина Васильевна Шахова, в девичестве Кочеткова, родилась в 1922 году в селе Котельники на улице Большая Колхозная в семье крестьян. Родители держали большое хозяйство – корову, коз, кур, свиней. По традиции на Рождество отец забивал молодого поросенка к праздничному столу. На приусадебном участке выращивали овощи. Урожай в те годы был отличный, с нескольких соток собирали 100 мешков крупного отборного картофеля. Помидоры величиной с мужской кулак. В общем, жили хорошо, ни в чем не нуждались.
 
-Семилетку я закончила на Силикате, а потом ездила в Люберцы, в первую школу, там получила «полное» образование, - вспоминает Екатерина Шахова. – Успела окончить и бухгалтерские курсы. А потом началась война, страшная война! В нашей семье три девки, я младшая. Отца на фронт не взяли по состоянию здоровья, он весь больной вернулся с гражданской войны. Так что семья осталась в полном составе. Когда немец бомбил село, нас хотели эвакуировать в Туркмению, но мы отказались. Под домом папа вырыл яму для продуктов, а около дома – землянку, в которой мы прятались от бомбежек. Электричества не было, его отключили в первый же день войны, жили с лампадами. Окна в домах все время были занавешены, не дай Бог, пролетающий немецкий разведчик увидит огонек – конец всему селу.
 
В 14-ом всем давали карточки на продовольствие, по ним в магазине получали продукты: 600 граммов хлеба для рабочих, 400 – для иждивенцев и по 40 граммов крупы на каждого члена семьи в день. А в 42-ом карточки для сельских жителей отменили. Выживали, как могли. Спасал свой огород. А потом мне пришла повестка в военкомат…
 
Четыре подружки – Катя, Аня, Нина и Валя были призваны в один день. Трех из них забрали на фронт в связисты. Нина погибла. А наша героиня попала на артиллерийский склад №1444 с боеприпасами, располагавшийся тогда в Котельниках, вблизи карьера.
 
- Работа была адская, целыми сутками мы собирали мины и грузили их в вагоны. Там я познакомилась со своим будущим мужем, Женей, и мы уже не расставались, всюду были вместе, - продолжает рассказ Екатерина Васильевна. – Сначала попали на станцию Вербилки под Дмитровом, потом в Новгородскую область на станцию Котово, затем мужа (он разминировал боеприпасы) перевели на Западную Украину в Тернопольскую область. Я за ним. И даже когда закончилась война, мы продолжали колесить по свету. Около двух лет жили в степи в землянке в Саратовской области. Там родился первый сын. Более десяти лет прожили в лесу в военной части между Липецком и станцией Грязи. Там родился второй сын. И только в конце 60-х вернулись в Котельники. Я до пенсии работала на станции Яничкино товарным кассиром, муж – в совхозе «Белая Дача» слесарем, его уже нет в живых. У меня две внучки и два взрослых правнука. Бог даст, и до праправнуков доживу!

 
Газета «Котельники Сегодня»